среда, 1 февраля 2017 г.

Одесское дело №144. Несправедливо забытые.

От редакции: странное это дело, история. Иногда она повторяется. И часто совсем не так как мы думали раньше. Так и эта старая статья 2012 года рассказывает о забытом деле украинских революционеров-коммунистов, которые обвинялись в создании в начале нулевых того что сейчас называется ДНР и ЛНР. Отдельного от Украины мятежного региона. Только они были красными сепаратистами, а не Русским миром. И их неосуществившаяся Красная Украина называлась не Новороссия, а более революционно - Причерноморская Советская Социалистическая Республика (ПССР). Ее создание не подразумевало никакой помощи со стороны капиталистической России, скорее наоборот - группа действовала и против властей Украины и против властей России.
Судьба участников этого дела оказалась разной. Предатели получили минимальные сроки, кто не сломался под пытками и не отказался от своих убеждений - максимальные. По запросу из России двух человек этапировали в Москву и осудили за эпизоды эксов, добавив значительные сроки (тогда СБУ и ФСБ сотрудничали очень хорошо). Но почти все кто был осужден - теперь на свободе (в 2018 выйдет последний, Смирнов, из колонии в РФ). Большинство освободились по звонку, т.е. по концу срока. Лидер группы, Андрей Яковенко, смог выйти досрочно - он сидел в колонии на территории где началась война и власти ДНР его амнистировали. Тем же кто находился в Украине немного сократили сроки по "закону Савченко" (они долго ждали приговора в СИЗО). Один из ранее освободившихся (И. Романов) снова попал за решетку (в Н.Новгороде).
Но несмотря на то что все это уже давно в прошлом, есть и много актуального в этой истории. Это была первая группа левого подполья в Украине. В России подобное было в 97-99 годах (дело НРА и РВС). И первая группа, которая применила тактику самофинансирования революционной деятельности за счет своих врагов - буржуазии. С помощью экспроприаций. То, с чего начинал и Махно и Коба. То, чем финансирует свою борьбу ФАРК и АНО. Экс - это школа революционной герильи. С этого начинают все революционеры.
Одесса и Украина помнит своих героев, они не забыты.


Одесское дело. Несправедливо забытые.


В 2009, находясь под следствием, а после под судом в Бутырской тюрьме, я узнал от своего товарища Павла Жеребина, что из Украины в РФ на следственные действия по новому уголовному делу этапировали политзаключённых Игоря Данилова и Александра Смирнова,
осужденных по так называемому «Одесскому делу». Естественно, я не мог упустить возможность пообщаться с известными людьми, о которых я слышал ещё на воле. В скором времени мы нашли возможность выйти друг с другом на связь и наладить переписку с помощью тюремной почты - «дороги». К сожалению, нашему общению не суждено было продлиться долго, так как меня достаточно скоро осудили и этапировали для дальнейшего отбывания наказания в Кировскую область. В 2010 году, когда меня вернули с лагеря за добавкой к сроку, я решил разыскать своих знакомых, которые, по имеющейся у меня информации, всё ещё не были осуждены и продолжали находиться в Бутырке. Сделать это не составило труда, так как меня снова поместили на так называемый «воровской продол» - небольшой, состоящий из всего 13 камер, особо охраняемый тюремный коридор, предназначенный для коронованных воров, особо опасных рецидивистов и злостных нарушителей режима; там я и нашёл Александра Смирнова, а через него узнал координаты Игоря Данилова.

С политзаключенными по «Одесскому делу» у меня нашлось немало общих тем - всегда интересно пообщаться с бывалыми, многое в своей жизни повидавшими людьми, но больше всего мне хотелось узнать из первых уст полузабытую историю существования боевой группы, действовавшей в начале двухтысячных годов на территории России и Украины. 

На рубеже тысячелетий в оппозиционной среде активно обсуждался революционный проект под названием «Вторая Россия», суть которого заключалась в организации революции путем отделения от РФ небольшого региона и создании на его территории независимого государства. Надо сказать, что вплотную к осуществлению этого плана подошли лишь национал-большевики и боевая организация, в которую входили Александр и Игорь. И если про «Вторую Россию» Эдуарда Лимонова еще помнят, то про проект под названием «Причерноморская Советская Социалистическая Республика», в последнее время начали забывать, несмотря на то, что люди заплатили за попытку его воплощения в жизнь горем, страданиями и огромными сроками лишения свободы, которые они отбывают по сей день. 

Многим читателям, вероятно, неизвестно «Одесское дело», поэтому стоит напомнить краткую хронологию событий. 

В 2002 году, во время волны народных выступлений на Украине, боевая организация начала активно действовать против государственной власти и готовить почву для начала партизанской войны с помощью методов из арсенала Партии социалистов-революционеров и Красных Бригад. Финансирование группы было налажено путем систематического проведения экспроприаций, вырученные в результате их средства расходовались впоследствии на насущные нужды группы: закупку оружия, боеприпасов, средств связи. 
В это же время был взорван офис Службы безопасности Украины (в отместку за избиение участников мирной протестной акции "Повстань, Украина"). Ответственность за акт возмездия взяла на себя «Армия народных мстителей», объявившая о начале партизанской войны против правящего режима. 

Спустя месяц в Одессе состоялась перестрелка между революционерами и сотрудниками правоохранительных органов, попытавшимися их задержать. В результате один из милиционеров был ранен, их оппонентам удалось благополучно скрыться с места происшествия. 

Далее начались аресты, в результате которых были задержаны все члены боевой группы. Отдельно следует написать про штурм квартиры, где находились Игорь и его товарищи. Они отказались добровольно сдаться властям, и помещение, в котором забаррикадировались революционеры, пришлось брать штурмом силами украинского спецназа. Во время штурма Игорь отстреливался до последнего патрона и ранил при этом одного из сотрудников СБУ. 

В результате дознания, проведенного в лучших традициях гестапо и святой инквизиции, было сфабриковано обвинительное заключение, на основании которого впоследствии был вынесен приговор. Арестованным были инкриминированы организация взрыва у здания Службы Безопасности Украины, экспроприации денежных средств, хранение оружия для обеспечения деятельности группы и подготовки восстания на Украине, призывы к свержению государственного строя (путем распространения газет). В результате революционеров осудили на огромные срока лишения свободы - Игорь получил четырнадцать, а Александр восемь лет колонии. Российские судьи проявили чудеса жестокости даже по сравнению со своими украинскими коллегами и за одно только дело об экспроприации ювелирного магазина в Москве (в ходе которого была допущена масса нарушений уголовного законодательства) в 2010 году Данилову дали тринадцать, а Смирнову девять лет колонии строгого режима. 

«Вторая Россия» как теория наиболее перспективного революционного проекта всегда вызывала мой интерес, и события, развернувшиеся на Алтае в 2001 году, стали одной из причин, по которой автор статьи в свое время примкнул к национал-большевикам. Конечно же, я не мог упустить возможность изучить проект создания «Причерноморской Советской Социалистической Республики», общаясь с теми людьми, кто принимал в нем самое активное участие. «Те, кто утверждает, что можно свергнуть власть бескровно, в результате выборов и стачек, митингов-демонстраций, либо сознательно врут, либо безнадёжно глупы» - не раз утверждал Игорь. Действительно, их группа находилась почти на нелегальном положении, но в интересах истины надо сказать, что по мнению того же Данилова, это «почти» в конечном счете и привело их организацию к аресту, так как невозможно полностью сохранять конспирацию, занимаясь дерзкими налетами на ювелирные магазины, контрабандой оружия через границу, при этом совмещая нелегальную деятельность с той же агитацией на наводненных оперативниками спецслужб массовых мероприятиях. Но, тем не менее, деятельность этих безусловно храбрых и самоотверженных людей не может не вызывать уважения. Многие российские оппозиционеры жалуются: «У нас нет денег на организацию», «мы не можем наладить работу с профсоюзами». Проблемы такого рода не смущали одесских революционеров.
Не было денег - экспроприировали буржуйскую собственность. Как пишет Игорь в своей еще не опубликованной книге (её черновики он отправлял мне в тюрьме; надеюсь, он найдет в себе силы дописать этот действительно сильный роман) основанной на реальных событиях тех лет: «самый лучший вариант экспроприации - ограбление ювелирного магазина». Кстати, подход к проведению налетов на ювелирные магазины отличался редкостным профессионализмом. Грабили, не надеясь на «русский авось», а только после тщательной разработки плана предстоящей операции, заранее разведывая пути подхода и отхода, проверяя обстановку на «объекте», учитывая расстояние до ближайшего отделения органов внутренних дел, обзаводясь соответствующими спецсредствами для изменения внешности и оружием. Сами нападения проводились дерзко, четко, в течение буквально нескольких секунд, при малейшем сопротивлении со стороны охранников открывался огонь на поражение.
И такая тактика себя оправдала - ни на одной из экспроприаций никого из революционеров не взяли с поличным, а все доказательства стороны обвинения основаны лишь на показаниях предателя - Анатолия Плево. Но больше всего мне понравился рассказ о помощи бастующим рабочим в трамвайном депо. Обыкновенно работа антисистемных организаций с активно борющимся за свои права рабочими ограничивается раздачей малоинтересных для пролетариев оппозиционных листовок и газет и в лучшем случае представляет из себя акции прямого действия (например, акция нацболов на ГАЗе и захват офиса РЖД). В 2002 году в Одессе была опробована новая для постсоветского пространства технология работы с рабочим движением, которую Игорь, может быть, не совсем удачно назвал «боевым профсоюзом». Суть ее заключалась в тесном взаимодействии боевой организации с бастующими, а именно в финансовой поддержке стачки (за счет экспроприированных средств) и оказании давления на предателей «штрейкбрехеров» - тех рабочих, которые во время забастовки поддержали администрацию трамвайного депо.

Приходящие в боевую группу новички проходили обязательную проверку на прочность. Так в материалах «одесского дела» есть любопытный эпизод, где описывается, как недавно пришедшей в организацию девушке дают первое вступительное задание - сжечь буржуйскую иномарку, бросив в нее «коктейль Молотова». 

Надо сказать, что Саня и Игорь, уже находясь в местах лишения свободы, неоднократно подвергались репрессиям со стороны администрации исправительных учреждений, где они отбывали свой срок. Политзеков закрывали в помещение камерного типа, в штрафной изолятор. К прочим тяжестям заключения у Игоря добавилось также заболевание туберкулезом, но даже несмотря на это он продолжал бороться за свои права, неоднократно объявляя голодовки протеста против незаконных действий администрации. Гигантские сроки и все пережитые страдания не сломали Саню и Игоря, они остались верными своим идеалам порядочными людьми, с которыми мы, находясь в стенах Бутырской тюрьмы, стали настоящими друзьями. 

Некоторые люди, называющие себя противниками существующего строя, отказываются признавать Александра и Игоря политзаключёнными. В оппозиционной среде уже не первый год не утихают споры о том, кого считать политзаключенным, а кого нет. Левые не хотят признавать политзеками националистов, либералы - тех, кто совершил преступления направленные на разжигание национальной и социальной ненависти, а националисты в свою очередь не признают узниками совести «тех, кто машет флагами» и лиц, придерживающихся иных политических убеждений. Однако следует помнить, что в уголовном кодексе Российской Федерации нет ни одной политической статьи и все, кого можно и нужно считать политзаключёнными, осуждены за совершение уголовных преступлений; поэтому критерием статуса политзаключённого должна быть не статья УК, по которой он осужден, а политическая деятельность, которой он занимался до своего ареста. Оппозиционным активистам следует отказаться от составления списков политических узников по принципу «свой-чужой» - такое разделение только играет на руку власти; пора понять, что каждый, кто пожертвовал своей свободой ради изменения существующей государственной системы заслуживает уважения и поддержки, независимо от своих политических убеждений и тех статей, которыми воспользовалась власть, чтобы упрятать его за решётку.


Михаил Пулин, бывший политзек, источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий