среда, 8 февраля 2017 г.

Испания Франко и Украина Порошенко. История ЭТА. ч.3

продолжение, начало тут: ч.2ч.1

III Ассамблея.



В течение последующих за II Ассамблеей месяцев ЭТА продолжала свои неторопливые и размеренные действия, направленные на привлечение новых сторонников и распространения в массах своих идей. Помимо традиционной работы в среде националистов, осенью 1963 года ЭТА впервые массировано поддерживает рабочую борьбу: в ходе забастовки 7 октября, охватившей большинство предприятий Страны Басков, «этаррас» распространили более 11 тысяч листовок, на что режим откликнулся задержанием на следующий день тридцати активистов, впервые же судимых не Военным Трибуналом, а заменяющим его, но от этого не менее жестоким, гражданским органом – Трибуналом Общественного Порядка.

Между тем, несмотря на эти потери, серьёзно подорвавшие работу в Бискайе, организация всё больше укрепляла свою военную структуру, которая периодически давала о себе знать атаками на франкистские объекты. Так, в конце 1963 и начале 1964 года боевое крыло ЭТА исполнило пять акций с применением динамита против различных центров режима в Стране Басков. Эти нападения дополнялись другими незначительными подрывными действиями, в основном направленными против монументов и памятников фашистским героям и деятелям. Заметим, что взрывчатку для осуществления всех этих операций ЭТА систематически добывала посредством краж в карьерах и шахтах.

Реакция правительства на взрывную кампанию не заставила себя долго ждать: полиция продолжила работу, начатую ещё в октябре, в результате чего структура организации, - особенно в Гипускоа, - оказалась на грани уничтожения. Но с другой стороны, благодаря столь активным и, самое главное, широко разрекламированным прессой действиям, ЭТА быстро восполняла потери за счёт привлечения новых кадров, воодушевлённых новым форматом националистической борьбы.

Таким образом, несмотря на все проблемы, в январе 1964 года ЭТА выпускает довольно оптимистический манифест, в котором, помимо подведения итогов ушедшего года, год грядущий торжественно провозглашается «первым годом борьбы за освобождение нашей родины».

В этом же манифесте ЭТА впервые публично подвергает жесточайшей критике традиционный национализм, раз за разом идущий на компромисс с режимом угнетения, наиболее вопиющим примером чего являлась поддержка Националистической Баскской Партией автономного правительства, взаимодействующего с Испанией, а так же вхождение части той же НБП в совершенно реформистский легальный «Союз Демократических Сил».

Распространение новогоднего манифеста совпало с серией специальных репортажей, опубликованных правительственным еженедельником «El Español», в результате чего на организацию обрушилась очередная волна невиданной славы.  

Всё это вкупе объективно содействовало тому, что, метр за метром, ЭТА начала отвоёвывать у Националистической Баскской Партии её традиционное политическое поле. На глазах деятелей НБП происходило становление и укрепление движения баскской националистической левой (izquierda abertzale) во главе которого стояли «этаррас». Продуктом обеспокоенности НБП стали прямые словесные атаки против ЭТА со страниц партийного журнала «Azkatasuna» в марте 1964, где, помимо всего прочего, организацию именовали не иначе как «прямым агентом мирового коммунизма». Ответом «этаррас» стал выпуск документа «Ко всем баскам доброй воли», в котором, опровергнув все обвинения, организация указывает, что НБП не владеет монопольным правом на баскский национализм. Тем не менее, вслед за этим ЭТА внесла предложение о создании единого «Комитета Баскского Сопротивления», которое НБП категорически отвергла, сославшись на «тяжёлый климат, установившийся между партией и ЭТА».

На самом деле, пытаясь расширить социальную базу сопротивления за счёт привлечения традиционных националистов «этаррас» намеревались найти путь к более успешному развитию своего проекта вооружённой борьбы. Окончательное акцентирование на необходимости боевой деятельности выразилось в публикации в начале 1964 года в «Тетрадях ЭТА» довольно таки эклектичного, но при этом вполне эпохального  документа «Восстание в Стране Басков», разработанного Хуленом Мадарьягой, ответственным за военный аппарат организации. Идея этого документа ярко выражается в самом вступлении: «Когда исчерпаны все политические методы, начинается война». Именно с появлением этого текста, наполненного революционно-романтичными призывами, слабо связанными с действительностью, начинается нагнетание в рядах организации мистики герильи, которая будет привлекать неофитов в течение всего десятилетия.

В этих новых условиях в конце марта ЭТА проводит свою III Ассамблею. Первоначально планировалось реализовать её в долине Эрронкари, провинция Новарра, однако массовое присутствие полиции вынудило «этаррас» переместиться в Байону.

Перед лицом усиливавшихся репрессий, Ассамблея ратифицирует предложение ИК о реорганизации профессионального кадрового состава в «hirurkos», ячейки из трёх человек. Кроме того, собрание постановляет образовать «Параллельную Организацию» (Organización Paralela – OPA), объединявшую и направлявшую людей, находившихся на полулегальном положении.

В тактическом плане, документ «Восстание в Стране Басков», несмотря на всю свою слабость, утверждается в качестве программного, однако, исходя из реальной ситуации, решено усилить пропагандистскую работу, которая должна была предварять переход к более сложным формам борьбы.

В политическом плане, Ассамблея даёт крайне негативную оценку Националистической Баскской Партии, как организации, чьи интересы «противоречат интересам национального освобождения». В этой оценке соединилось влияние, оказанное Фаноном, обвинявшим буржуазные элиты колоний в содействии колонизаторам, и «Васконии», вовсе настроенной резко против традиционного национализма. Наконец, поворот ЭТА к борьбе рабочих с одновременным процессом «полевения», вызвал к жизни чисто антибуржуазные настроения, переходящие в неприятие буржуазного национализма.

В ответ на всё это НБП проводит 29 марта в Гернике «День Нации» (Aberri Eguna), впервые за послевоенное время. На призыв националистов, несмотря на строгий полицейский контроль, отзываются около 60 тысяч человек. Воодушевлённые столь мощным результатом, деятели партии выпускают коммюнике, в котором, как ни странно, помимо ставших классическими проклятий в адрес франкистского режима, присутствуют критические замечания в адрес предпринимателей («капиталистических аморальных эгоистов») и Церкви («приспособленцев и рабов; по большей части богатых и трусливых»). Забавно, что в журнале «Zutik» «День Нации», в котором рядовые «этаррас» так же приняли живейшее участие, назван «крупнейшим успехом ЭТА».

Вслед за мартовской мобилизацией ЭТА активно участвует в первомайском шествии по улицам Бильбао, и в баскских гуляниях 17 мая в Деда. Все эти мероприятия, служившие буквальным образом проводником для распространения новых идей в массах, внушали руководству организации закономерный оптимизм. Стоит добавить, что именно в этот момент ЭТА налаживает связи и с баскской эмиграцией в Мексике, Венесуэле и Аргентине, которая в течение многих лет, не только поддерживала борьбу на родине публикациями и сбором средств, но и непосредственно организовывала акции пропаганды, такие как вертолётная «бомбардировка» баскскими флагами посольства Испании в Буэнос-Айресе.


Левый поворот.


Между тем, в связи с провокационным визитом Франко в Гернику, назначенным на 12 октября 1964 года, все баскские националистические организации усиливают агитационно-пропагандистскую работу с целью срыва торжественного мероприятия. Не осталась в стороне и ЭТА, чей вклад в общую борьбу заключался в подрыве летнего домика одного из франкистских министров в Ондаррибия и саботаже на электрической трансформаторной подстанции в Бергаре.

В конце 1964 года очередная инициатива ЭТА привлекает к себе внимание испанской прессы. Дело в том, что на тот момент «этаррас» острейшим образом нуждались в финансах, необходимых для развития дальнейшей борьбы. До сего момента экономический вопрос являлся самым слабым звеном в цепи организации, которая существовала все эти годы исключительно за счёт взносов самих членов и пожертвований преуспевающих симпатизантов.
Одним из таких людей был, например, Рамон де ла Сота, мелкий индустриальный промышленник из Ипарральде (французской части Страны Басков), чья семья была верна Националистической Баскской Партии с начала 20 века. Вскоре у ЭТА даже появилась по этому поводу некая теория, гласившая, что баскские предприниматели, безусловно являющиеся добрыми патриотами и националистами, не должны платить налоги в казну Испанского государства, так как эти деньги идут на поддержание режима национального угнетения. Баскские предприниматели должны платить налоги ЭТА, дабы подкреплять свои взгляды реальными действиями на благо нации. Поэтому, когда Рамон де ла Сота по каким-то причинам решил прервать свою финансовую помощь, «этаррас» просто разрезали на его автомобиле колёса.

Предприниматель, получивший от организации деликатное письмо с требованием экономических инвестиций, забыв обо всех своих патриотических идеях побежал в жандармерию. Французские власти выписали ордер на арест четырёх «этаррас» во главе с Хуленом Мадарьягой. В ходе дальнейших обысков в конторе, где работали двое из арестованных, был обнаружен пистолет и небольшая типография, где печатался журнал «Zutik». В январе 1965 года все четверо были высланы из Франции по решению суда. Результатом всего этого стала не только потеря части материально-технических средств, но и установление французской полицией плотной опеки над всей деятельностью баскской политической эмиграции. Испанские же СМИ воспользовались судебным процессом для того, чтобы представить ЭТА в глазах общественности простыми вымогателями и рэкетирами.

В конце 1964 года ЭТА публикует «Открытое письмо к баскским интеллектуалам», подготовленное коллективом заключённых «этаррас» тюрьмы Бильбао во главе с Хосе Луисом Сальбиде. Любопытен этот документ тем, что в нём впервые открыто критикуется сама по себе капиталистическая система эксплуатации и угнетения, от которой трудящиеся Страны Басков должны освободиться. Более того: заявляется, что ни о каком «улучшении» капитализма не может быть и речи, поскольку капиталистическая система формирует индивидуалистское самосознание, являющиеся основой всех общественных пороков и несправедливости. Необходим «новый социальный порядок, подчиняющий производство интересам человека и общества». То есть, используя уже метод марксистского анализа, ЭТА приходит к выводу о необходимости разрушения капитализма и установлении экономического строя нового типа, который ещё прямо не называется социалистическим.

С каждым месяцем ЭТА уходит всё больше влево. В преддверии 1 мая в очередном номере журнала «Zutik» появляется статья, основным мотивом которой становится жесточайшая критика традиционного национализма и НБП по вопросу  трудовой миграции, охватившей с конца 19 века Страну Басков, и воспринимаемой старыми националистами в качестве инструмента колониализма и уничтожения баскской нации.

«С кем эти националисты? – задаётся вопросом автор, - С рабочими, которые вынуждены покинуть свою родину, спасаясь от бесчеловечного феодализма… или с предпринимателем, который их «использует» в собственных интересах; с предпринимателем, который кичиться своими баскскими корнями, носит баскский берет, но столь же ненасытен и бесчеловечен, как и испанский барон, которого он тут заменяет. (…) Мы не имеем права называться ни националистами, ни демократами, потому что, вместо вовлечения в нашу борьбу трудовых мигрантов, … мы оправдываем их эксплуатацию, потому что их фамилия нас не устраивает».

Хотя ЭТА с самого зарождения провозгласила себя антирасистской организацией, вопрос трудовой миграции она тщательно обходила на протяжении нескольких лет, стараясь оставаться в целом в рамках прежнего расистского национализма НБП. Больше того: ещё в 1963 году в 11 номере журнала «Zutik» был опубликован материал, в котором испанские мигранты напрямую именовались одной из главных угроз баскской нации. Соглашаясь, с одной стороны с тем, что трудовые мигранты так же являются жертвами несправедливой системы, «этаррас» подчёркивают тот вред, который они наносят Стране Басков: якобы, за счёт своего демографического потенциала, за счёт «демонстративной ненависти ко всему баскскому», эта «иммиграция автоматически превращается во вражеское вторжение». Конкретные выводы статьи походят на откровенный фашистский манифест:
«Необходимо вбить в головы этих людей обязательства уважать традиции и признавать законы Страны Басков, которые должны ими неукоснительно соблюдаться (…) В противном случае, мы можем рассматривать иммигрантов как участников вторжения, а, следовательно – как наших врагов».

Теперь же эта позиция, объясняемая скорее не политическими, а психологическими причинами, под влиянием левого поворота («мы не можем путать причину со следствием») была окончательно прояснена:

«В идеологии ЭТА вы можете разглядеть цель, которая поощряет нашу организацию работать ради постепенного удаления границ, которые разделяют людей. И сегодня (...) эта граница проходит не по географическому рельефу нашей баскской родины, но от этого она не менее реальна. Эта граница, отделяющая одних людей от других».

В мае 1965, опять же, в журнале «Zutik», появляется статья, озаглавленная «Освобождение женщины». Это короткое эссе, являвшееся одним из первых размышлений теоретиков организации на данную тему, было написано с применением современной терминологии, и может быть названо феминистским.

Испанское общество, как и общество баскское, в целом по всем показателям являлось более отсталым, нежели общество центрально-европейских стран. И здесь, само собой разумеется, ещё царили старые полуфеодальные патриархальные порядки, которые пока не сумел разложить современный капитализм. Кадровый состав ЭТА, являвшийся продуктом баскского общества, был подвержен и тем же самым недугам, одним из которых был мачизм и предельное неуважение к женщине.

Статья не только констатирует невыносимость условий того положения, которое занимает в обществе женщина («в этом государстве женщина по-прежнему живёт в эпоху рабства»), но и провозглашает сей факт одной из важных проблем, требующих разрешения. Любопытно, что «этаррас» в данном случае используют уже известный и уважаемый термин «деколонизация» - «деколонизация женщины» является проблемой мирового масштаба, тесно связанной с проблемой уничтожения всякого угнетения.

Эта, а так же некоторые другие статьи на данную тему, выходившие в журнале «Zutik» в следующие годы, превратили ЭТА в глазах общества в теоретический авангард феминистского движения в Стране Басков, хотя каждый отдельный активист организации, на самом деле, решал эту проблему индивидуально. Тем не менее, в практике ЭТА присутствовал и конкретный аспект борьбы за права женского пола: например, решением IV Ассамблеи женщинам официально облегчался доступ к профессиональной подготовке и управленческому аппарату организации.

Обратив внимание на рабочую борьбу, пересмотрев отношение к трудовым мигрантам, подняв вопрос о положении женщин в обществе, в начале 1965 года ЭТА дала старт развороту влево.

продолжение следует...

Комментариев нет:

Отправить комментарий